Введение в классификацию омутов

О! Повидал я их на своём веку, повЕдал! Наисследовался! И вот, собрав в ягдташ опыта некоторые их повадки и нравы – раскрою его для Вас, дорогие мои! Ибо надеюсь, что послужит это Вам предостережением благим.

О, эти омуты… глубокие, кажущиеся бездонными и неисчерпаемыми, загадочными и таинственными и обнаруживающие при близком знакомстве полное отсутствие даже намёка на глубину! Тёмными чашами глаз своих смотрят они в небо делаясь в зависимости от его прихоти то карими, то голубыми… И не понять каковы они на самом деле – ибо всегда отражают небо, а оно изменчиво… И просто диву даешься, как легко могут менять облик эти существа! Текучие, как небо…
Итак, перейдем незамедлительно к их классификации. Упорядочим знание свое.
Прежде всего, омуты делятся на тихие и громкие. Вторые – пускают, и первым делом – пузыри, от чего сочные звуки хлопков этих самых пузырей в месте разделения сред на воздушную и водную сопровождают жизнедеятельность этих самых видов омутов на всем её протяжении. Конечно же, у них существует своя динамика – образование пузырей то затухает, то возобновляется с новой силой. Омуты эти обыкновенно нрава незлобливого, с ними можно иметь дело даже и достаточно продолжительное, но никогда нельзя забывать, что первое слово здесь «омут», а уже только второе «громкий». Тут есть ещё один немаловажный аспект! Так как омуты эти пускают, как уже было сказано, пузыри, и пузыри эти лопаются, то данные звуки лопания (почему-то вдруг вспоминается жареная до хрустящей корочки картошечка, солёные в дубовой кадушке помидоры с прослойками листьев капусты (а то и четвертинки так называемой «пелюстки») и редкими, коричневыми лаврушками… н-н-н-нет-нет. Стоп-стоп-стоп! Задний ход! А то мы закончим эту историю очень скоро и чавканьем, не успев, то есть не спев истории об омутах как следует) распугивают всех окрестных чертей и в радиусе одного километра не найдёшь хоть бы какого завалящего, но при этом вольношатающегося, да притом старого и глухого черта! Точно эта загадка не раскрыта, но существует теория, что, мол, чертей пугают особые волны, возникающие в момент хлопка (лопания) которые напрочь заглушают чертовский альфа-ритм так что чертов мозг не может функционировать (чертить) в нормальном режиме и тогда этих «тёпленьких» чертей берут голыми руками ещё во времена детства такого омута, и выкидывают прямо к чёртовой матери – ибо там им самое место, так что когда такие омуты даже вступая в пору э-э-э… созревания, начинают пускать всё меньше пузырей – чертей в них как правило всё равно не бывает, ибо какого чёрта взрослому черту лезть во взрослый омут – ведь черти и омуты живут в известном симбиозе, врастая друг в друга с детства, во взрослом же состоянии операция подсадки черта достаточно редка и маловероятна… Однако это мы заехали прямиком к чертям на куличики, ну его к чёрту, придержим коней повествования! Таким образом, мы вроде приходим к выводу, что громких омутов бояться нечего – чертей там нет и быть не может. Да, это так. Не выходит взрослому черту забраться во взрослый омут – ибо данное тепленькое место уже занято чередой скелетов в шкафах. Но! Подобных омутов всё же следует опасаться – при первой же открывшейся (с неким усилием, как дверь в холодильник) возможности они утянут вас на самое дно и вряд ли когда выпустят из своих мягких, но достаточно цепких репейных объятий – да и к тому же к их услугам всегда помощь матери их – реки, так что вырваться если и удастся – то всё равно с существенными потерями! Выражающимися помимо табуированной лексики еще и в виде квадратных метров, дачного надела, автоматического средства передвижения, и прочих иже с ними необходимых для нормальной жизнедеятельности компонентов. И. Вы скептически ухмыляетесь, математически точно вычислив невозможность вмещения в объем омута данных вышеперечисленных объектов! Так быть может вы незнакомы с современными физическими теориями? И, выходит, ничерта не имеете никаких мало-мальских понятий о четвертом измерении! Так лучше б Вам заткнуться где-то в уголке и переварить данную ценную информацию, втихаря, нежели ржать коноподобно, ей-ей, смеяться будет только последний… А мы посмотрим как в лохмотьях и в лоскуты, завывая и прискуливая приползете вы за советом верным, ан поздно ужо будет! Впрочем, это был не самый еще худший тип омутов. И хотя направление их вращения все равно невозможно предсказать с какой-никакой точностью – ведь хрен охватишь хотя бы какой-то что ни на есть захудалой функцией все эти подводные течения и завихрения дабы втиснуть ее в мало-мальски приемлемое математическое ожидание, все же иметь дело с данным типом омутов можно и даже где-то нужно, иначе вы бы плыли себе по течению до полного растворения в реке, либо в грядущем океане.

Итак, это были омуты громкие, относительно безопасные, совсем не то омуты тихие. Этот термин, кстати, справедлив лишь на первый непрофессиональный взгляд, ибо тихи такие омуты лишь на поверхности, а стоит копнуть, вернее, нырнуть (или как выражаются некоторые «занырнуть») поглубже – и вот там-то и открывается их истинное дно, то есть лицо – все черти как один с распростёртыми копытами встречают вас чуть ли не хлебом и солью, ну а после поднесённой чарки лики их вообще представляются дружелюбными мордочками… даже симпатичными (что симптоматично) мордашками, прямо вспоминается «Пропавшая срамота» Николая Васильевича, как там у него? Кажется что-то вроде «ментовская сволочь не держит постов!» Хотя с другой стороны, вроде же держит, но опять же во времена Николая Васильевича их ещё не было, а может уже и были? Ну, полно, оставим это на его совести!
Итак, Вы течете, значит, себе течете по жизни, исполняя идеал многих – движенье без остановки (без оглядки) и вдруг! Откуда не возьмись завихрился перед Вами очаровательный омут небесного цвета. Весь такой… Й-е-ех! Ладненький, пластичный, округлый, с нежной рябью пробегающей туда-сюда по поверхности, а уж притягательный – боже ж мой! – Как железная стружка для магнита… И вот уже Вас подхватывает водоворот и Вы начинаете кружить вместе…
Как я уже говорил омуты с чертями живут в полнейшем симбиозе, любви и согласии – ни те ни другие не выдают друг друга никогда. И мстятся Вам веселые озорные бесенята, а то – угольно черные с длинными красными глазами и сверкающими языками (то есть наоборот) свинорылые черти – в зависимости от омутных характеристик разумеется… Когда же, пробудившись на утро, Вы начинаете спрашивать о чертях, то получите в ответ лишь ироническую гримаску – мол что ты, помстилось, конечно, столько пить! И так далее, и прочая… Ну и Вы, пристыженный и не вполне очухавшийся, забываете о чертях на веки вечные… То есть если бы да кабы не так! Они ведь никуда не деваются и в нужный момент еще покажут вам где их зимовья…
Есть даже такой феномен – изрядная часть тихих омутов И НЕ ПОДОЗРЕВАЮТ о существовании в себе чертей! Объясняется он довольно просто – привыкнув к ним постепенно с детства, омуты перестают замечать своих чертей вообще, хотя, видимо по контрасту на всех чужих чертей у них нюх. Однако черти всё же отравляют жизнь продуктами своей жизнедеятельности, хотя кому больше – самому омуту или окружающим его лицам – трудно определить. Всем достается по серьгам – и сестрАм и братьЯм. Не зря, ох не зря вспомнился мне Николай Василич – у него ведь козак лишь с третьей (последней!) попытки отыгрался, да и то без коня остался…
Очень многие омуты, если не сказать почти каждый первый со временем претерпевают так называемую метаморфозу Х – то есть превращаются в Хомуты. И хотя представить все фазы данного феномена достаточно трудно, но при известном напряжении силовых контуров воображения хотя бы приблизительно всё же возможно.
Здесь тоже есть несколько гипотез.
Первая, поддерживаемая наиболее ортодоксальными исследователями данного феномена. Вследствие своеобычного кружения часть жидкости омута от постоянного трения затвердевает (защищая себя таким образом от полного стирания) таким образом образуя (я дичайше извиняюсь за каламбур) монолит на шее попавшего в него ничего не подозревавшего клиента. Так как операция эта достаточно медленная, клиент не замечая данного события, всю оставшуюся жизнь пребывает в иллюзии о своей свободе, однако ж, то иллюзия лишь только…
Гипотеза за номером два. Данный процесс – следствие кристаллизации неких компонентов омута, вдоль вектора времени, некая фаза его развития. Своеобычный и абсолютно закономерный продукт жизнедеятельности – как раковина у моллюска…
Номер три – гипотеза кольца – не братства и не сестринства, но некоего символа, навеки оставляющего Вас в объятиях омута. Правда сами омуты именуют данный предмет «спасательным кругом», символом бесконечной заботы, но это не более чем подмена понятий, слово «кольцо» граждане происходит от слова «колоть» а уж этим искусством практически любой омут владеет виртуозно – зря что ли всю жизнь кружит (здесь я имею ввиду именно подмену понятий!).
Это основные гипотезы, признаваемые большинством исследователей. Есть еще несколько нео идей, пока не имеющие достаточного количества приверженцев, но от того не менее амбициозных.
Например, Хомут – происходит от слова – Хомо устаканиус – указывающий на прямое предназначение омутов – усмирять и сдерживать вольносвободно изливающиеся потоки, не давая им размыть некие древние плотины, и, так сказать, поколебать устои. Другие указывают на прямо противоположное значение – то есть устаканиус, значит – приводящий к стакану, находящийся рядом со стаканом, намек на то, что кружение с некоторыми омутами – прямой (как ни странно для вихревидных существ) путь к жидкости, образующейся при содействии организмов невидимых глазу, но имеющих некое (весьма отдаленное) отношение к слову «дрожь». Впрочем, на следующий день после общения с оными – и не столь уж отдаленное…
Итак, зто было краткое введение в начала классификации существ называемых омутами. Существ метафорических (но отнюдь не мифических) и довольно прозрачных для стороннего наблюдателя. Теперь отпустим коней повествования на вольные хлеба, до следующего раза. Пусть поедят овса питательного аминокислотного. А мы пока почим, да не в бозе, но в мраке темных летних комнат…

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.